Российская практика абортов начала XX века

Российскую практику абортов начала XX века хорошо позволяют представить материалы Екатеринбургского повивального института и Акушерско-гинекологической клиники Уральского университета («Уральское Медицинское Обозрение», июнь 1922 года).
Согласно этим материалам, абсолютное число абортов и отношение их к родам начало расти в Екатеринбурге еще с 1911 года.
Ошеломляющее впечатление производят данные о росте искусственных абортов: число их (в абсолютных количествах) равнялось в 1911 году — 1, в 1912 — 0, в 1913 —1, в 1914 —2, в 1915 —4, в 1916 —5, в 1917 —10, в 1918 — 9, в 1919 — И, в 1920 — 35, в 1921 — 200 и, наконец, в 1922 — целых 408. Таким образом, за 1921 год было сделано операций почти вшестеро больше, чем за предыдущий, 1920 год, а в 1922 — в два с лишним раза больше, чем в 1921 году.
Из числа первобеременных абортированных женщин 21 % —незамужние, из них 43 % —прислуга, что отражает социальную природу большинства абортов. Характерно также распределение абортированных женщин по профессиям: служащих было 22,5 %, прислуги (считая не только первобеременных, как выше) — 20 %, фабричных работниц — 19 %.
Из числа примерно 600 оперированных в 1921-22 годах женщин социальные мотивы дали повод к аборту в 159 случаях, медицинские — в 149. При этом медицинскими показаниями были, в основном, катары легких и порок сердца.
А вот данные по Петербургу. В Петропавловской больнице Женского медицинского института в 1896 году с выкидышами находилось 12 % от всех больных, в 1907 году они составляли уже 17 %, в 1908 — до 19 %, и в 1909 — до 30 %.Таким образом, в среднем число выкидышей составляло 25 %, то есть из каждых 100 беременных у 25 был выкидыш. В Обуховской больнице в 1905 году находилось 525 женщин с абортом, а в 1917 году — уже 2925, то есть их число увеличилось за 12 лет впятеро. В приведенных данных только четверть выкидышей были самопроизвольными, остальные — искусственные, то есть спровоцированные самой беременной или начатые нелегально и заканчиваемые в больнице.
В Москве положение дел было аналогичным: в крупнейшем родильном доме, Абрикосовском, процент абортов среди больных с женскими болезнями увеличился за 1910-22 годы в 3,5 раза, в других московских больницах общее число больных за 1906-1910 годы возросло вдвое, тогда как процент абортов среди больных с женскими болезнями поднялся в 3 раза.
Косвенный вывод о быстром росте абортов можно сделать и на основании роста судебных приговоров за аборт. Так, в одном Мюнхене в январе 1922 года состоялось 188 приговоров этого рода, то есть больше, чем было во всей Баварии за целый 1914 год. В Вюртемберге в 1922 году приговорено было по делам об аборте 1114 человек против 796 в предыдущем, 1921 году. Все это говорит не только об ужасающем росте абортов, превращавшихся в социальное бедствие, но и о бесполезности внешних, репрессивных мер.
Приведенные выше данные небезынтересно сопоставить с данными по рождаемости за аналогичный период.
Екатеринбург — количество родов все время падает, в 1911 году их было принято в указанных учреждениях 1644, в 1916 году — 2211, а в 1920,1921,1922 годах соответственно: 1567, 2065 и 1472. Искусственных абортов было в 1921 году на 165 больше, чем в 1920, а в 1922 году на 208 больше, чем в 1921.
Как отмечают специалисты, такой огромный рост искусственных абортов, как и падение рождаемости, в 1921-22 годах — прямое следствие советского декрета о легализации аборта. Справедливости ради, правда, необходимо отметить, что и в случае запрета на аборты рождаемость не могла бы увеличиться, так как, получив от врача отказ в производстве аборта, женщина обычно обращалась с той же просьбой к неопытной или небрежной акушерке. В то же время врачам в новых условиях (при установлении легализацией нормального хода событий) часто удавалось отговорить женщину от прерывания беременности.
Падение рождаемости, нарастающее параллельно числу абортов, было вызвано еще и тем обстоятельством, что все шире входили в применение противозачаточные средства.
Однако привести статистические данные о распространенности противозачаточных средств затруднительно.
Особенно резкое падение рождаемости наблюдается в период от 1911-1918 годов. Так, в Англии (меньше других стран пострадавшей от войны 1914 года) рождаемость на 1000 жителей в рассматриваемые годы составляла: 24,3,24,0,24,1, 23,8,21,9,20,9,17,8 и 17,7. Во Франции: 18,2,18,4,18,9, 11,3, 9,4,10,4,12,1,12,5. В Бельгии: 22,1, 21,8, 21,6, 20,2, 16,1,12,8,11,3, и 16,91. Для Италии соответственные цифры таковы: 31,5, 32,4, 31,7, 31,1, 30,5,24,1,19,5 и 17,1 (по таблицам Горбунова в «Русском Евгеническом Журнале», 1922, вып. 2).
Сравнительно с довоенным 1913 годом рождаемость существенно понизилась как в странах побежденных, так и в странах-победительницах. Например, в Германии рождаемость сократилась за время войны на 46 %, в Австро-Венгрии на 53 %, во Франции на 47 %, и даже в богатой, устойчивой Великобритании на 18 %.
Угрожающее падение рождаемости наблюдалось и в России (для которой начало XX века вообще было началом тяжелых испытаний). Например, в Туле было зарегистрировано значительное превышение смертности над рождаемостью: за апрель 1922 года в городе родилось 252 человек, умерло же 511 — превышение на 259 человек, или более чем на 100 %.
Старания церкви внушить женщине убеждение, что убийство зародыша преступно, ибо лишает его «благодари крещения и вечной жизни», в тот период уже потеряли свое значение даже в среде верующих. В народе, к сожалению, зародыш одушевленным не считался, по крайней мере, в те первые месяцы беременности, когда обычно производился аборт. И хотя науке и просвещенным слоям населения уже было ясно, что старое представление о плоде как о части внутренностей матери («pars viscerum mulieris» римских юристов) было неверным, ибо, в отличие от любого органа, плод в определенный момент своего развития способен продолжать свое существование независимо от матери, но в широких массах женщин крепко держалось убеждение, что аборт — по крайней мере, в первые месяцы беременности — есть средство, аналогичное противозачаточным мерам, или вообще мерам, принимаемым для ограничения деторождения.
Судебный закон и правосознание масс резко разошлись друг с другом — вот вторая и основная причина несостоятельности уголовных способов борьбы. Если даже дело и доходило до суда, то суд, особенно в лице присяжных заседателей, не мог себе позволить засудить женщину за деяние, подготовленное причинами социального порядка, против которых она бессильна.
Кроме того, при некоторой технической ловкости — а эта ловкость все шире распространялась в городах — становилось все легче замести следы произведенной операции, и если она не имела смертельного исхода, который вызывал шум и толки, или каких-либо осложнений, связанных с небрежностью проведения, то доказать факт операции бывало очень трудно. Тем более, что наиболее заинтересованные лица — сама оперированная, а также ее муж (который обычно или в курсе дела, или даже сам инициатор аборта) отнюдь не склонны поддерживать обвинение против врача или акушерки. Исключение, естественно, составляют случаи, когда операция имеет несчастный исход, но это не было частым явлением.
Иногда виновник зачатия женщины, с целью избежать неприятных для себя осложнений, намеренно давал беременной яд под видом абортивного средства. В этих случаях вообще бывало трудно решить, с чем именно имеет дело суд — с абортом, случайно имевшим смертельный исход, с принуждением и помощью в самоубийстве или просто с убийством.
Непосредственные психологические мотивы «бытовых» абортов бывали самые разнообразные. Частой причиной абортов была нужда. При этом речь шла не только о прямой нехватке в основных потребностях — в пище, одежде и жилье — но и о том, что при новом ребенке предстояли бы неминуемо новые, еще более тяжкие лишения.
В высших слоях выхода из этих противоречий искали прибегая к предупредительным (против зачатия) мерам, в трудящихся же массах чаще прибегали к плодоизгнанию.
Иногда к аборту женщину приводила мысль о неудачном течении предшествующей беременности или страх родить больного ребенка (сифилис, туберкулез и пр.).
Нельзя не отметить как причину аборта и факты массового изнасилования женщин на фронтах войны и при стихийных потрясениях. Такими массовыми изнасилованиями ознаменовались годы гражданской войны на Украине, погромы еврейского населения, бандитские выступления и пр.
В России дореволюционного периода на некоторых работах, например, в почтово-телеграфной службе, запрещалось вступать в брак. Ведь при законном браке она имела бы право рожать детей, а дети могли помешать ее службе. Указанный запрет обрекал женщину на тайную связь с устранением «последствий». Домашняя прислуга также вынуждалась на проведение аборта тем, что беременность понижает трудоспособность, да и вид беременной рабыни «вызывает тяжелое чувство в господах и в их гостях».
Любопытно английское исследование (20-е годы XX пека) связи между количеством детей и наемным трудом женщины. Усредненные цифры таковы: для женщин, не выполняющих никакого наемного труда, — 5,3; для женщин, состоявших перед родами на какой-либо службе или работе, — 3,6; для женщин, поступающих на работу впервые после родов, — 3,4; для женщин, всегда занятых промышленной работой, — 3,0.
Немало женщин, прибегнувших к аборту, являлись представительницами тех профессий, которые плохо и трудно сочетаются с частой беременностью, родами, кормлением и воспитанием детей (например, актрисы, балерины, отчасти научные и политические работники), а также выполнявшие работу, которая требует постоянных разъездов (например, торговые или страховые агенты, коммивояжеры).
Однако уже и в рассматриваемый период такого рода причины абортов, как правило, не находили ни одобрения, ни сочувствия у большинства образованного населения, тем более у специалистов.
Для общественной деятельницы или научной работницы ребенок, тем более, несколько детей могут оказаться серьезным тормозом, но такой случай, строго говоря, бывает очень редко, разве только тогда, если женщина целиком и безраздельно отдается своему призванию. Впрочем, и в таких случаях многие женщины не только не тяготятся рождением и воспитанием ребенка, не только счастливо совмещают свои материнские и научные (художественные и пр.) обязанности, но даже черпают в материнстве еще большие силы, еще более могучее вдохновение.
Даже жизнь драматической актрисы или балерины, наиболее, казалось бы, идущая вразрез с обязанностями матери, по существу дела вовсе не обязательно исключает рождение и воспитание ребенка: в современном искусстве сцены все более исчезает прежний, бродячий тип художника, и уклад жизни актрисы (как и актера) становится сравнительно оседлым, так что беременность и роды связаны у работниц сцены лишь с временным выбытием из строя, с временным отказом от профессиональной работы.
Во всяком случае, никакого уважения не заслуживают такие мотивы к производству аборта, какие иной раз выставляются в настоящее время молодыми, цветущими женщинами.
Одна хочет избавиться от беременности потому, что она «учится музыке», другая потому, что «не умеет воспитывать детей», третья даже откровенно заявляет: «Я вообще не хочу иметь детей». После того, как женщина удачно перенесет аборт — или ей кажется, что аборт прошел бесследно, — она часто начинает подговаривать к этому и других женщин, убеждая их, что прервать беременность безопаснее для здоровья, чем родить; отсюда новая кандидатка в абортирующие женщины.
И если эту новую кандидатку, доставленную с уже начавшимся выкидышем в больницу, врач спросит, отчего у нее случился выкидыш, — она непременно сошлется на выдуманную причину: спрыгнула с лестницы, поскользнулась и упала, пришлось большую тяжесть поднять и пр. Если же предложить ей вопрос в другой форме: кто вам делал аборт? — то женщина дает себя поймать, так сказать, и отвечает, в 80-90 % случаев, совершенно откровенно: акушерка такая-то, бабка, врач.
Что же изменилось в положении с абортами за истекший ХХ век?
Сопутствующим снижению числа абортов обстоятельством, по статистике, является тот факт, что преждевременные роды наблюдаются примерно в 2,5 раза реже. За счет уменьшения числа недоношенных детей примерно на 30 % снижаются показатели детской смертности.
Впервые в мировой истории право на искусственное прерывание беременности по желанию женщины было узаконено в России в ноябре 1920 года декретом «Об искусственном прерывании беременности». В Европе, где церковь сохраняла свое влияние на общество, они были узаконены на 40-50 лет позже.
Свои услуги предлагали открывшиеся после принятия декрета частные клиники, а с 1924 года при отделах охраны материнства и младенчества стали функционировать специальные «абортные» комиссии, состоящие из врачей и представителей женотделов, и занимавшиеся распределением койко-мест в больницах. Право на первоочередность и льготы получали получали фабрично-заводские работницы.
Ошибкой было бы думать, что власть легализовала аборты потому, что отказывалась от буржуазной морали. В первую очередь, это произошло в угоду государственным интересам. А когда массовые репрессии, депортации, коллективизация привели к демографическому кризису, появились первые ограничения (например, налагался запрет на аборт при первой беременности). В 1934 году Сталин констатировал, что темпы роста населения не соответствуют «темпам строительства социализма». И в 1936 году, по «многочисленным заявлениям трудящихся», наркомат здравоохранения запретил искусственное прерывание беременности.

Опубликовано на сайте 22:13 | 03/09/2015


Российская практика абортов начала XX века

Читайте также:

  • Как развивается ребенок с семи до восьми недель беременности.
  • Выбор спермицидов.
  • Ритмический метод контрацепции.
  • Когда у плода появляется слух?.

  • Российская практика абортов начала XX века



    Комментарии к статье:

    Автор: Варя

    Комментарий:
    Ужас!Милые девушки и женщины! Одумайтесь,перестаньте убивать невинных малышей!

    Автор: Варя

    Комментарий:
    Ужас!Милые девушки и женщины! Одумайтесь,перестаньте убивать невинных малышей!

    Автор: Варя

    Комментарий:
    Ужас!Милые девушки и женщины! Одумайтесь,перестаньте убивать невинных малышей!


    Вы всегда можете оставить свой комментарий ниже.


    Поделись этой статьей с другими. Уже поделились 950 человек.

    Метки записи:   , ,
    Оставьте комментарий к этой записи ↓

    Ваше имя *

    Ваш email *

    Ваш сайт

    Ваш отзыв *

    * Обязательные для заполнения поля
    Внимание: все отзывы проходят модерацию.